Украина: реформы или смерть

11/06/2014

"За что боролся Майдан? Разве за это?". Такой рефрен все чаще проскакивает в социальных сетях и на форумах, когда украинцы начинают обсуждать текущую ситуацию в стране.

Очевидно, что видимых изменений к лучшему и четкого понимания будущего общественность долго ждать не желает. Даже агрессия со стороны России постепенно перестает быть "смягчающим обстоятельством".

Граждане Украины в один тур подтвердили стремление жить по-новому. А это, как минимум, означает, что планка ожиданий поднята неимоверно высоко: от новоизбранного главы государства и правительства ожидают череды подвигов буквально на следующий день после официального вступления в должность, в первом случае, и подтверждения полномочий – во втором.

Одним словом, в украинском обществе существует острый запрос на конкретные результаты, которые засвидетельствуют, что после революции Украина движется в правильном направлении.

Послевкусие "междуцарствия"

В "междуцарствие" одним из главных направлений критики власти был силовой блок правительства. Вопрос безопасности, возобладавший над остальными проблемами, порождал критику и обвинения в адрес правительства в неспособности локализовать конфликт на Донбассе.

Все ожидали кадровых выводов и быстрого перелома в проведении АТО.

Другая важнейшая область – это реформа судебной и правоохранительной системы в целом, а также люстрация госаппарата. После событий на Майдане милиция показала, что в полном составе заслуживает как минимум переаттестации.

Однако кроме не очень своевременного решения о расформировании "Беркута" и назначения отдельных руководителей областных УВД через процедуру публичного отбора, особых признаков реформы МВД нет.

Относительно судей принят закон, который должен поспособствовать очистке рядов служителей Фемиды от наиболее одиозных персонажей. Однако судьи, принимавшие откровенно противоправные решения, до сих пор продолжают трудиться и даже идут на повышение.

С другой стороны – в недрах парламента уже подготовлен ряд инициатив, призванных торпедировать даже те позитивные меры, которые уже приняты.

Учитывая, что никто из ключевых деятелей режима Януковича не задержан и не понес наказания, а многие продолжают спокойно работать в Верховной Раде, у людей растет ощущение несправедливости.

И точечные меры – как-то снятие депутатской неприкосновенности с депутата Олега Царева – не помогут.

Другой проблемный участок – непрекращающееся падение экономики и снижение уровня жизни граждан.

В марте по инициативе Кабмина был принят ряд законов, направленных на уменьшение бюджетных расходов. Среди прочего, под нож попали социальные статьи.

Также было принято решение о повышении цен на газ и электроэнергию, что повлечет за собой рост стоимости коммунальных услуг.

Эффект от этих непопулярных мер люди ощутят как раз в течение ближайших двух месяцев. И правительству крайне важно что-то показать для контраста.

Мол, да, здесь действительно нужно потерпеть, затянуть пояса. Но посмотрите, чего мы достигли!

Если к этому добавить падение промышленного производства, сокращение рабочих мест, рост задолженности по зарплатам и прочее, то можно говорить о наличии некоего разрыва между тем, что правительство сделало, и тем, что может быть воспринято обществом как позитивный результат и правильная стратегия.

Словом, ситуация требует срочных мер, которые дадут гражданам ощущение реальных зримых изменений. Только это, по-видимому, поможет властям сохранить высокий уровень поддержки и системно заниматься модернизацией страны.

Отсутствие эффекта

Но в тоже время, еще в мае, по данным Центра Разумкова, работу Арсения Яценюка одобряли 56% украинцев. Можно сказать, что впервые представитель власти набирал рейтинг и популярность озвучивая не популистские лозунги и обещания, а жесткие вещи – горькую правду.

Общество к этому было готово. Ощущение того, что наряду с объективными трудностями, правительство имеет в активе и вполне положительные и понятные результаты имеет место быть.

Во-первых, новая команда добилась получения международной финансовой помощи в размере более 20 миллиардов долларов. В частности, подписано соглашение с МВФ о выделении Украине 17 миллиардов долларов стабилизационного кредита.

Дополнительно миллиард выделят США.

Белый Дом направит миллиард долларов на повышение обороноспособности Украины, Грузии и Молдовы. И еще такая же сумма в евро финансовой помощи от ЕС и 1,5 миллиарда долларового кредита от правительства Японии.

Плюс на исторической встрече страны "Большой семерки" пообещали Украине еще 18 миллиардов долларов финансовой поддержки. В целом – это достаточно серьезный результат за столь короткий срок.

Во-вторых, Украина сумела склонить на свою сторону мировое сообщество.

Голосования на Генассамблее и в Совете безопасности ООН, в Европарламенте и других европейских институциях, где рассматривался украинский вопрос, свидетельствуют – Россия однозначно воспринимается как оккупант.

Это стратегически важная позиция для защиты интересов в будущем, в том числе – в международных судах.

В-третьих, получен ряд оптимистических сигналов в направлении европейской интеграции.

Подписана политическая часть соглашения об ассоциации с ЕС. Рынки Евросоюза открылись для товаров из Украины. Из разных европейских кабинетов звучат обнадеживающие заверения, в частности – относительно введения безвизового режима с 2015.

В общем – рассказать есть о чем. Но основная проблема для правительства в том, что львиная доля результатов пока не касается повседневной жизни граждан.

Да, отменили утилизационный сбор. Это понятно. А как пощупать диверсификацию закупок ядерного топлива? Или присоединение к европейской системе отображения данных подземных газовых хранилищ?

Или норму о необходимости обнародовать сведения о конечных владельцах банков?

Люди просто не чувствуют эффекта и не понимают значимость таких шагов. В первую очередь – нет наглядного результата в том, что касается взаимоотношений человека с государством.

Сюда стоит отнести не только непосредственно работу органов власти, но и всю бюджетную сферу – медицину, образование и так далее.

А это важно. Ведь само слово "реформа" (от латин. Reform) трактуется как "re-" и "form" – изменение формы, изменение содержания или сути чего-либо.

Реформа предполагает изменения в механизме функционирования чего-то, в основополагающих принципах. В украинском случае, это, безусловно, государство.

Например, правительство анонсировало сокращение 24 тысяч чиновников и повышение зарплат для госслужащих и бюджетников с 1 октября. Но для основной массы людей этот факт ничего не значит.

Зато рост цен на медикаменты для лечения в "бесплатных" больницах, учебники и ремонт классов в "бесплатных" школах значат очень многое.

Так же, как и бесконечные очереди в отделениях Пенсионного фонда, ЖЭКах или райадминистрациях, где по-прежнему нужно собирать бесчисленное количество бумаг, унижаться перед бюрократами и продолжать удобрять поле бытовой коррупции.

Сесть на велосипед

Страна явно требует реформаторского блицкрига. Нужен здоровый баланс между осознанным отказом от популистской иглы и зримыми ощутимыми для простого человека победами, символами (!) на фронте модернизации и реформирования государства и его отношений с гражданином.

В этом плане крайне полезным может оказаться опыт других стран, которые осуществили быструю и успешную модернизацию в условиях кризиса.

Больше всего на слуху опыт Грузии, которая под руководством Михаила Саакашвили добилась впечатляющих успехов в сфере искоренения коррупции, улучшения бизнес-климата и обеспечения прозрачности власти.

К примеру, в таком болезненном вопросе как коррупция, Грузия может послужить более чем хорошим примером.

А в рейтинге "Doing Bussiness" и вовсе может сформировать новый пример для подражания: в 2013 Грузия заняла 8 место в этом международном рейтинге легкости ведения бизнеса, обогнав Францию и Германию.

Также может быть востребован опыт Польши. В 1990-х годах поляки применили "шоковую терапию" для качественного реформирования плановой экономики и запуска рыночных механизмов.

Эти меры, разработанные под руководством экономиста Лешека Бальцеровича, поначалу вызвали обострение социальной ситуации. Однако, завершив цикл преобразований, Польша стала одним из экономических лидеров в Центрально-Восточной Европе.

Показатель ВВП на душу населения в современной Польше составляет более 21 тысяча долларов, что в три раза выше, чем в Украине.

Еще одним символом успешных реформ для стран постсоветского пространства является Эстония. Эстонцы не только сумели сделать свою страну членом ЕС, но и перешли на евро, чего так и не смогли пока сделать те же поляки.

Одной из визитных карточек современной Эстонии является первоклассная система "электронного правительства", которая даёт гражданам возможность получать качественные и доступные услуги, а также контролировать публичные расходы.

Надежда есть. Уже объявлено, что один из главных архитекторов грузинских реформ Каха Бендукидзе будет советником президента Порошенко. Бендукидзе в составе группы экспертов, которую финансирует правительство Канады, уже два месяца помогает отечественному Кабмину, в частности – министерству экономического развития и торговли.

Кроме него в Украине работает группа экспертов под руководством экс-замминистра юстиции Грузии Гиоргия Вашадзе. Эта команда поможет создать в Украине современную систему оказания административных услуг.

В общем, власть абсолютно правильно делает, когда обращается за помощью. Привлечение лучших специалистов поможет реализовать глубинные реформы максимально быстро и с максимальной пользой для людей.

Главное – иметь политическую волю для принятия непростых решений. Тогда вопрос "За что боролся Майдан" не останется без ответа.

И последнее. Наверное, можно так сформулировать простую просьбу к нынешнему правительству: "Прислушайтесь к такой же простой мудрости – не изобретайте велосипед".

Идеальных реформ не бывает. А вот идеальные условия иногда создаются, и важно не пропустить этот момент.